Понедельник, 21.08.2017, 22:27
| RSS

Поболтай с Яшкой

Поиск на сайте

Категории раздела

Птицы [13]
Общие сведения о птицах
Дневные хищные птицы (Falconiformes) [34]
Отряд Дневные хищные птицы (Falconiformes)
Курообразные (Galliformes) [2]
Отряд Курообразные (Galliformes)
Голубеобразные (Columbiformes) [1]
Отряд Голубеобразные (Columbiformes)
Совообразные (Strigiformes) [3]
Отряд Совообразные (Strigiformes)
Дятлообразные (Piciformes) [4]
Отряд Дятлообразные (Piciformes)
Воробьиные (Passeriformes) [71]
Отряд Воробьиные (Passeriformes)
Рассказы о птицах [40]
Самые интересные литературные рассказы про птиц от лучших авторов.
Ракшеобразные (лат. Coraciiformes) [1]
Информация о ракшеобразных
Другие интересные статьи [1]
Статьи на различную тематику.
Мастерская [2]
Делаем полезные вещи для птиц своими руками. Скворечники, кормушки и прочее.
Кукушкообразные (Cuculiformes) [1]
Кукушки

Нас считают

Главная » 2010 » Февраль » 1 » Дятлы по Кайгородову
10:15
Дятлы по Кайгородову

На свете много есть разных удивительных музыкантов, но самый удивительный из них — это тот — и вы, конечно, со мною согласитесь, — который умеет барабанить носом по сухой палке, и притом барабанить так громко, что его иногда бывает слышно чуть ли не за версту... Этого удивительного «музыканта» вы можете слышать в весеннее время, по утрам (изредка также и в ясные, теплые осенние дни), почти в каждом лесу и даже в боль­шом парке.


Отправившись в хорошее весеннее утро в ближайший лес для прогулки и для того, чтобы собрать себе букетик из ранних весенних цветов, вы с наслаждением вдыхаете в себя свежий лесной воздух и прислушиваетесь к разнообразным голосам птичьего мира. Вдруг над вами, с высоты зеленого свода древес­ных ветвей, раздается громкое «эррррррр...», подобное корот­кой барабанной дроби. Еще и еще повторяется эта странная музыка, и как бы в ответ на нее издали доносится такое же «эррррр...».

Постарайтесь всмотреться повнимательнее в вершины окружающих вас деревьев (хорошо, если у вас при этом имеется бинокль), и вы увидите самого музыканта — дятла, прицепив­шегося к сухому, лишенному коры суку или выдающемуся зуб­цу сухой, обломанной вершины дерева, на котором он и выбара-банивает свою оригинальную музыку. С неимоверной быстро той и силой ударяет дятел своим клювом по сухому дереву, вызывая из него звуки, которые так приятно звучат для уха человека, любящего лесную природу. Но еще приятнее должны звучать они в ушах подруги дятла: ведь для нее, собственно, дает он свой концерт, и она нередко подлетает в это время к своему дружку, как бы благодаря его за доставляемое ей удовольствие. Но случается также, что на дробь одного дятла прилетают другие дятлы-самцы, и тогда дело неминуемо оканчивается взаимной потасовкой.

Для того, чтобы так громко барабанить клювом по сухому дереву, конечно, нужно иметь очень крепкий клюв, да и не только клюв, но и череп. И действительно, как тот, так и другой устроены у дятла настолько крепко и прочно, что он не только без особенного труда может разбивать скорлупу лесных орехов, но даже выдалбливает в здоровом дереве большие углубления не хуже любого плотника. Этого, кроме дятла, не в состоянии сделать ни одна из прочих наших птиц.

Еще дятел — великий мастер лазать по деревьям. Прилетев на нижнюю часть древесного ствола, он быстро, короткими скачками поднимается вверх по стволу, грациозно откинув назад голову, шею и грудь, хвостом же упираясь в шероховатую поверхность коры. При этом он поднимается не по прямой линии, а всегда по винтовой (спиралью) вокруг ствола дерева.

Дятел проводит большую часть своей жизни в лазанье по деревьям; он лазит гораздо больше, чем летает. На землю же большинство наших дятлов спускаются весьма редко и двигаются по ней очень неискусно и неуклюже. Спускаться по дереву вниз головой (как это, например, делает поползень, о котором у нас речь будет впереди) дятел не может.

Главным орудием для лазанья служат дятлу его ноги, два пальца которых обращены вперед, а два назад и снабжены большими, сильно изогнутыми и очень острыми когтями. Но, кроме ног, весьма важным подспорьем для искусного лазанья является еще и хвост дятла, состоящий из очень крепких, пружинистых перьев. Прицепившись острыми когтями своих ног к коре древесного ствола, дятел тотчас же прижимает к дереву свой пружинистый хвост, который, таким образом, служит ему опорой и вместе с тем как бы пружиной, помогающей ему отталкиваться при движении вверх по стволу. В первый раз, когда вам попадется в руки какой-нибудь дятел, обратите внимание на его интересный хвост. При этом вы непременно увидите, что нижняя сторона конца хвоста сильно потерта и поношена; нередко на ней можно найти даже прилипшие к перьям кусочки смолы, если, например, дятел был пойман в хвойном лесу.

Дятел — самая лесная из всех лесных птиц. Что для рыбы вода, для ласточки воздух, в котором она кружится целый день, то для дятла — лес.

Без леса и деревьев дятел немыслим. В стволе лесного дерева находится его колыбель, туда же он возвращается и на ночной покой. Не умея еще летать, дятел-птенец ловко уже карабкается по древесному стволу. В лесу — все радости и печали дятла, его любовь и его враги; вне леса — он чужестранец.

Если нужда в приискании дневного пропитания заставляет дятла перелетать из одного леса в другой, то он по возможности старается при этом держаться отдельно стоящих деревьев, древесных групп или аллей. Если же такого «моста» не оказывается, то дятел скрепя сердце пускается в путь через ненавистное ему открытое поле по кратчайшему направлению и летит, с очевидной поспешностью, по прямой линии, никогда не сворачивая ни вправо, ни влево. Достигнув благополучно ближайшей лесной «гавани», он тотчас же посылает оттуда свой громкий, ликующий крик, по случаю благополучного окончания столь смелого предприятия.

Хотя, правда, среди наших дятлов есть некоторые виды (например, зеленые дятлы), которые ведут несколько иной образ жизни и весьма не редко встречаются на открытых полянах и лесных опушках, тем не менее каждый дятел, к какому бы он виду ни принадлежал, все-таки всегда остается истинно лесной птицей, и притом птицей, составляющей украшение наших лесов.

Все дятлы очень красивые птицы. Яркие краски, резкий рисунок, внезапные переходы от черного цвета к чисто-белому, от ярко-красного к зеленому характерно отличают дятлов от прочих наших птиц, имеющих большей частью постепенные переходы от одного цвета к другому и менее яркие цвета. В соответствии с такой резкостью в окраске находится и характер дятлов. Их порывистое лазанье, часто прерываемое долбление и барабанная дробь, очень громкое, внезапное, резкое вскрикивание, быстрое, как бы внезапное, перемещение с вершины одного дерева к основанию другого, даже самый полет этих птиц, совершаемый большими глубокими дугами, причем птица то поднимается дугой кверху, порывисто махая крыльями, то вдруг, прижав неподвижно к туловищу крылья, как бы низвергается вниз — все это носит на себе характер резкого, внезапного, неожиданного. Чрезвычайно удачно сравнивают дятла с человеком, который, внезапно ворвавшись в комнату, начал бы быстро толкаться в ней то туда, то сюда, стуча палкой по каждому попавшемуся под руку предмету, время от времени резко вскрикивая или отрывисто хохоча, затем вдруг останавливался бы на несколько мгновений неподвижно, как вкопанный, и снова неожиданно бросался бы в другую комнату, с тем чтобы начать там проделывать то же самое. Костюм для такого господина был бы самый подходящий — пестрый арлекинский: из черных, красных и белых лоскутьев, соответственно окраске пестрого дятла.

Кому случалось бывать в лесу, тот, конечно, не раз слышал, как дятел долбит своим клювом деревья; в большинстве случаев это значит, что господин дятел завтракает или обедает, а может быть, и ужинает — смотря, конечно, по времени дня. Своим острым и крепким клювом он выдалбливает из-под коры гнилого или даже здорового дерева разных насекомых и их личинок, сверлящих и точащих лесные деревья и составляющих любимую и обыкновенную пищу дятла.

Услышав в лесу долбление дятла и желая поближе полюбоваться на самого долбильных дел мастера, возьмите первый попавшийся вам под руку сухой сучок и начните ударять им по коре какого-нибудь древесного ствола (но только никак не того, на котором сидит сам дятел, так как вы этим можете его спугнуть) и старайтесь подражать его стуку. Услышав недалеко от себя присутствие другого дятла (за какового он не замедлит вас признать, если только вы мало-мальски удачно ему подражали), крепконосый долбун сначала притихнет, прислушиваясь, крикнет иногда при этом раз-другой, а затем подлетит, что называется, к самому вашему носу и начнет высматривать по сторонам, стараясь отыскать глазами своего предполагаемого собрата. Такую штуку можно с ним проделывать иногда несколько раз кряду. Мне удалось однажды заманить таким образом одного дятла почти на полверсты расстояния — из большого парка к себе в сад, на дачу, причем значительную часть пути пришлось сделать по липовой аллее. Только здесь, в саду, после того как я начал громко стыдить недогадливого долбуна, он, вероятно, понял, что сделался жертвой обмана, и поспешил ретироваться обратно в парк.

Следует ли объяснить такое легкое подманивание дятла его любопытством или же присущей ему необщительностью, вследствие которой он не может терпеть близ себя птицы одной с ним породы, а потому желает непременно отыскать ее и прогнать, — сказать трудно.

Пищу дятла, кроме насекомых, составляют также семена некоторых лесных деревьев, преимущественно сосны и ели. Сорвав с ветки шишку, дятел защемляет ее в развилину двух сучков, в расщелину коры или в нарочно для того выдолбленное в дереве углубление и затем обрабатывает ее своим крепким клювом, вытаскивая острым кончиком языка семена из-под продолбленных чешуек. Иногда в сосновом лесу попадаются, под некоторыми деревьями, целые

кучи раздолбленных сосновых шишек — это все работа дятла (преимущественно большого пестрого), который, срывая шишки с разных деревьев, сносит их обыкновенно на одно и то же дерево, на котором их опоражнивает, и затем сбрасывает на землю.

Почти все дятлы (зеленые в особенности) также большие охотники до муравьев и муравьиных яиц. Муравьев они поедают следующим образом: растревожив муравьиную кучу, дятел всовывает в нее свой длинный липкий язык и, когда ожесточенные муравьи облепят его, быстро втягивает снова в рот и, таким образом, проглатывает в один прием изрядное количество этих насекомых.

Есть еще у дятла странная, до сих пор не объясненная, привычка — надалбливать на коре деревьев углубления (на каждое углубление по одному удару), располагая их правильными кольцами вокруг ствола (так называемое кольцевание). Кольцевание это сплошь да рядом производится дятлом на совершенно здоровых деревьях, в которых не находится никаких насекомых, а потому оно и является как бы бесцельным. Особенно часто случается видеть такие кольца или части их (кольцо не всегда бывает закончено) на березе, на белой коре которой они легче бросаются в глаза, чем на темной коре других деревьев*. Осматривая приносимые зимой в комнату, для топки печей, березовые дрова, вы не раз найдете на их коре эту работу дятла.

Долбя дерево в поисках насекомых долотообразным клювом, дятел мало использует его для схватывания пищи; для этой цели ему больше служит его необычайно длинный, гибкий, узкий и круглый язык с острым роговым кончиком. На этом роговом острие, кроме того, находятся еще острые зубчики и крючочки, обращенные остриями назад; так что если дятел наколол на кончик своего языка какого-нибудь жучка — тот сидит уже на нем крепко и не сорвется. Благодаря такому устройству языка дятел может удобно вытаскивать из дерева различных древоточцев, не только по прямому направлению, но и из извилистых ходов, изгибая по ним свой гибкий длинный язык. При этом нужно еще заметить, что дятел обладает чрезвычайно тонким обонянием, в чем убедились, проделывая над ним следующий опыт: в потолке клетки, в которой содержался дятел, просверливали небольшое отверстие, около которого клали несколько муравьиных яиц; видеть их дятел не мог, а между тем он прицеплялся к потолку клетки, просовывал свой длинный язык в проделанное отверстие, быстрым движением изгибал его змееобразно во все стороны и, как только ощупывал яйцо, тотчас же прокалывал его острым кончиком языка и препровождал к себе в рот. Так он поступал до тех пор, пока все яйца не были подобраны.

Наблюдая за дятлами, нередко можно видеть, как они, постучав клювом в дерево, быстро перебегают на другую сторону ствола и со вниманием осматривают там все трещины коры**. Народный юмор утверждает, будто дятел просверливает насквозь ствол дерева и затем спешит на противоположную сторону, чтобы посмотреть на просунувшийся кончик своего острого клюва!.. Хотя это доказывает, что этой птице приписывают порядочную глупость, но, с другой стороны, в народных сказках черный дятел играет не последнюю роль, отыскивая таинственный корень «разрыв-травы», отворяющей все замки и указывающей, где зарыты клады.

 

Учили у дятла выманивать свистом

Разрыв-траву с вещими корнем и листом;

 Они указуют в полуночной мгле,

 Где клады с зароком зарыты в земле.

Л. Мей

С наступлением весеннего времени у дятла, как и у других птиц, начинаются заботы по выводу детей. Гнездом служит дупло дерева или, чаще, углубление, имеющее форму груши, выдалбливаемое в стволе дерева. При этом обыкновенно отдается предпочтение деревьям гнилым или загнивающим, так как они легче долбятся, чем здоровые и крепкие. Особенно часто помещается гнездо в старой, дуплистой или гнилосердой осине. Дней через 10—14 неустанной работы, исполняемой поочередно самцом и самкой, гнездо готово. Внутри оно довольно просторно, имеет почти гладкие стенки и устлано по дну мелкими опилками.

Помещается гнездо всегда довольно высоко на дереве. Летное отверстие делается лишь настолько широким, чтобы птица могла через него пролезть. Самка несет 5—7 белых, блестящих, как фарфор, яичек, которые высиживаются попеременно самцом и самкой. Ночью, когда самка сидит на яйцах в гнезде, самец ночует по соседству, в прошлогоднем гнезде, или в выдолбленном «спальном помещении», причем спит, прицепившись в отвесном положении к стенке своей спальни.

Молодые дятлята, весьма безобразные в первое время своего появления на свет, прилежно выкармливаются родителями, скоро выучиваются лазать по стенкам колыбели и любят выглядывать на свет из летного отверстия гнезда. Если постучать палкой по дереву, в стволе которого находится гнездо с птенцами, то они тотчас же начнут громко верещать. Такое же верещание раздается из дятлиного гнезда и каждый раз, когда тот или другой из родителей прилетает в гнездо с кормом для птенцов. Благодаря этим далеко слышным крикам в лесу всегда нетрудно найти гнездо дятла с птенцами.

Вылетев из гнезда, молодые дятлы первое время держатся около своих родителей, а затем рассеиваются в одиночку по окрестности.

Все наши дятлы — птицы оседлые или кочующие; перелетных же, которые улетали бы на зиму в теплые страны, среди них нет. Кроме времени вывода детей, в течение которого дятел при держивается той части леса, в которой находится его гнездо, остальную часть года он обычно кочует в одиночку по лесам своей родины, добывая себе дневное пропитание; с наступлением же весеннего времени снова возвращается к месту своего гнездовья. Чем обильнее накрыт в лесу стол для дятла, тем меньше округ его кочевки, и наоборот: зимой, в малокормицу, округ кочевки дятла расширяется иногда на многие десятки верст. Пока дятел держится в небольшом округе, он замечательно аккуратно появляется, иногда в одни и те же часы дня, на известном месте. Так, например, я наблюдал одного дятла (это был прекрасный экземпляр малого пестрого дятла), который в течение почти трех недель сентября ежедневно появлялся аккуратно около 12 часов дня на березе, росшей в саду перед окном моей рабочей комнаты.

Как всякое другое живое существо, так и дятел имеет своих врагов среди животного царства. Проводя большую часть своей жизни в лесу, среди деревьев, дятел сравнительно редко попадает в когти ястребов и других хищных птиц, успешно охотящихся преимущественно на более или менее открытых местах. Главным же его врагом является белка. Эта хорошенькая грызунья вообще большая любительница разорять птичьи гнезда: она редко пропускает благоприятный случай полакомиться птичьими яйцами и даже маленькими птенчиками. В особенности страдают от белок крупные виды дятлов, у которых летное отверстие гнезда настолько широко, что этот зверек может пробраться через него внутрь гнезда.

Ни об одной, кажется, птице не было высказано столько противоречивых мнений, как о дятле, о том, вреден он для леса или полезен. Было время, когда дятлы считались безусловно вредными птицами за то, что они долбят деревья, так что чуть ли не выдавались премии за их истребление. Затем, когда образ жизни дятлов стал более известен и когда выяснилось, что дятел долбит преимущественно деревья больные, загнивающие или вовсе гнилые, что он поедает великое множество насекомых, живущих на деревьях и внутри их, тогда они из вредных и преследуемых птиц превратились в полезных и покровительствуемых. Наконец, когда оказалось, что многие из насекомых, которые попадают на стол дятлам, относятся к числу совершенно безвредных для леса, так как водятся только в гнилых деревьях, на здоровые же не нападают, слава дятла, как санитара лесов, значительно померкла. Однако многие специалисты считают дятла все-таки весьма полезной птицей, не столько полезной истреблением лесных насекомых, сколько тем, что дятлы в значительной степени содействуют размножению в наших лесах многих насекомоядных птиц, уничтожающих огромные количества лесных насекомых и вместе с тем украшающих и оживляющих лес своим присутствием и своими песнями. Таковыми являются птицы, гнездящиеся в дуплах деревьев, например: синицы, пищухи, вертишейки, мухоловки, горихвостки и др. Дело в том, что дятлы большей частью еже годно выдалбливают новое помещение для своего гнезда, кроме того, сплошь да рядом они готовят себе еще по нескольку спальных помещений, которыми часто завладевают другие дуплогнезд-ники, которым дятел, вопреки своему решительному и энергичному характеру, уступает без большого сопротивления.

В неволе дятлов держат редко. Для этих птиц нужна обязательно металлическая клетка, всякую другую они разнесут

своим клювом вдребезги. В корм дают муравьиные яйца, к которым подбавляют мучных червей и нарезанное узкими полосками сырое мясо, а также орехи, хвойные шишки и другие лесные семена. Молодых, взятых из гнезда, выкармливают булкой, намоченной в молоке и смешанной с творогом. Они скоро становятся совершенно ручными, но в общей клетке их держать нельзя, так как они сильно дерутся между собою.

У нас, в Европейской России, водится 8 различных видов дятлов. Для того, чтобы читатель, в случае надобности, мог определить, с каким именно дятлом ему приходится иметь дело, помещаю на нижеследующих строках краткие их описания и некоторые особенности, свойственные тому или другому виду.

 

* Объяснение явления кольцевания дятлом деревьев найдено: например, стволы берез они «кольцуют» весной, в период сокодвижения, чтобы лакомиться березовым соком. (Прим. ред.)

** Полагают, что таким образом дятел вспугивает насекомых, прячущихся в трещинах коры, после чего ловит их с противоположной стороны ствола. (Прим. ред.)

 


Как гласит известное выражение: "В Греции есть всё!" А зимой шоп туры в грецию очень популярны тем, что в это время там можно купить шубы отличного качества по вполне демократичным ценам. Так что торопитесь встретить Новый Год в новой шубке из Греции.
Нравится
Категория: Дятлообразные (Piciformes) | Просмотров: 6467 | Добавил: gooogaa | Теги: дятлы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]